Сын Константина Симонова про "Открытое письмо женщине из города Вичуга"

Сын Константина Симонова про "Открытое письмо женщине из города Вичуга"

В прошедшие выходные я побывал на семинаре, где обучали журналистским расследованиям. Одни из лектором был Алексей Кириллович Симонов, сын поэта Константина Симонова (автор небезызвестного произведения «Открытое письмо женщине из города Вичуга»). Помимо прямого родства с известным поэтом, Алексей Кириллович имеет много регалий: член Московской Хельсинской Группы, Президент фонда защиты гласности, советский и российский писатель, переводчик, кинорежиссёр, правозащитник, педагог, ну и по его собственному признанию в одном из многочисленных интервью — он вкусно умеет готовить омлет и считает это свое умение чуть ли не самым важным в жизни человека, который проходил периоды холостяцкой жизни.

Алексей Гареев: 

— Алексей Кириллович, как вы думаете, о чем бы писал Ваш отец будь он сейчас жив в наше время, будь он нашим современником?

Алексей Кириллович Симонов:

— понятия не имею.

АГ:  -а если я так спрошу, в негативном ключе про власть он сейчас писал, или положительном?

АКС:а он никогда не писал специально про власть, это вопросы, которые он в силу своего советского воспитания старался обходить. Он писал про некоторые её проявления, по-разному писал, к сожалению, довольно часто писал глупости, потому что участвовал в этих безумных проявлениях власти. Я например принимал участие в его первой поездке по голодной степи, где в это время была та же самая целина, только на землях Узбекистана и никакого хлопка там по большому счету не выросло, хотя перевернули половину республики. А он писал, как корреспондент «Правды», про замечательные успехи советских трудящихся про преодоление упрямства природы. Поэтому, не знаю, я не думаю, чтобы он занимался проблемами власти и настолько вошел в демократы, что готов бы был поделиться своим недовольством. Хотя, сказать, что он доволен был этой властью я тоже не могу, потому что, чем дальше он жил, тем больше он проявлял способность критиковать окружающую действительность и то, как она устроена.

АГ:как вы считаете, Вашему отцу обязательно было указывать название города Вичуга в стихотворении «Открытое письмо женщине из города Вичуга»? Ведь этими известными строками он поставил под подозрение всех женщин Вичуги и как минимум одна невинная (по утверждению краеведов) женщина вообще подвергалась обвинениям постоянно в свой адрес, всю жизнь, от  своих же сограждан.

АКС:город, название которого «врезалось» ему в память, потому что оно было в этом письме и он хотел, чтобы женщина, которая написала это письмо, знала, что оно прочтено ею и услышала, но он при этом точно не хотел, чтобы были какие-либо способы ее обнаружить. Все способы примененные, выдуманные и так далее, это все было сделано вопреки Симонову, он всячески, в том числе и в письмах спустя лет двадцать, наверное, после написания, или даже тридцать, он писал: «Я их не назову никому, потому что я считаю, что эта женщина (мало ли что с ней могло случиться) могла перемениться, она могла изменить свою жизнь, могла по-разному отнестись к этому делу. Я не имею права ее судить, но то, что она сделала я осудил и написал стихотворение.

АГ:вы знаете её имя и фамилию?

АКС:я не знаю ее имя и фамилию.

АГ:но в архивах отца есть данные?

АКС:и в архивах их нет.

АГ:а у нас один краевед, очень хороший краевед, как по мне, он смог узнать каким-то образом имя этой женщины и хочет, как он мне вчера написал, обнародовать эту такую информационную бомбочку. И как Вы считаете, правильно ли он сделает? Или все же нужно держать её имя в тайне?

АКС:он категорически не прав, потому что он поступит вопреки воли автора, вопреки воли поэта и вопреки воли гражданина. Никто не имеет права. Это не подтверждено ничем и как бы он не изучал бы эту ситуацию, все равно, поручиться… у нас до сих пор церковь не признала, что останки принадлежат царской семье, до сих пор! Это при том, что эксперты утверждают, что 99,9% это те самые останки по ДНК и так далее. И тем не менее она не признает. Значит, как говорится надо и совесть знать. Откуда? Как он может поручиться?

Я очень признателен вам, что вы подняли этот вопрос, напишите краеведу, пусть шесть раз пойдет в церковь и помолиться лучше, чем называть имя женщины, которое он вычислил. Он не мог его получить у Симонова, потому что есть письма от него, где черным по белому написано: „Не знаю, не помню, не скажу даже под дулом пистолета, даже если бы помнил — не сказал“. Вот это есть в его письмах, естественно отвечающих на письма любителей-краеведов ему. Таких знающих краеведов просто так и хочется немножко, как говорится, краешком их задеть. 

АГ: -а про невинную женщину, что скажете, которую весь город подозревал и обвинял всю жизнь?

АКС:значит, мы с вами довольно много читали всяких книжек про войну. Читали про разные человеческие судьбы, читали про разные отношения, которые существовали на этой войне между людьми, которые воевали и людьми, которые их ждали и не ждали. Мой отец приложил руку к тому, чтобы ждали. Он написал стихотворение „Жди меня“, которое в общем… а знаете ли вы, сколько стихотворений-ответов на это „Жди меня“ на тему „Вы нас обманули Симонов, мы ждали, а он не пришел… и вы Вашим стихотворением...“ он получал? А это все в стихах и в рифму и еще, желательно старались это сделать в размере „Жди меня“. Более того, даже его собственная мама, моя  бабушка Оксана Олеговна написала ему стишок, значит, в размерах „Жди меня“ о том, что он не имел права написать „Пусть поверит сын и мать в то, что нет меня...“ 

»Как это ты мог такое написать в этом стихотворении?" (цитата) 

Поэтому, сколько людей, в этом смысле, столько и судеб. И заранее представить себе, почему случилось именно так, а не иначе..? У него были, наверное, причины, вместе с офицерами полка, ну в общем, неприязненно относиться к женщине, написавшей в тот момент это письмо. Но даже в тот момент ему хватило сдержанности и совестливости для того, чтобы осудив ее, дать минимальную возможность открыть её… Вот она женщина из города Вичуга и все.  Ну, согласитесь, что конечно, количество вдов лейтенантов в 42-43 году... 

Вряд ли.  Я понимаю, что он (краевед) мог проделать совершенно  фантастическую работу… Ладно, спасибо, передайте краеведу,  очень прошу, чтобы он этого не делал.

АГ:конечно! Спасибо Вам, всего доброго!

Сын Константина Симонова про "Открытое письмо женщине из города Вичуга" 0Сын Константина Симонова про "Открытое письмо женщине из города Вичуга" 1Сын Константина Симонова про "Открытое письмо женщине из города Вичуга" 2
09:45
462
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожие новости